Уникальный ЧЕЛОВЕК!!!

Российский художник-модельер Тамара Добролюбова подарила часть своей коллекции костюмов, занесенных в книгу рекордов Гинесса, родному Забайкалью. Тамара Добролюбова - член Союза художников России, действительный член Международной Академии творчества и Русской Академии науки и искусств,  трижды лауреат Всероссийского Выставочного Центра, награждена орденом «Служение искусству» и золотой медалью «Национальное достояние». Лауреат Всероссийской выставки «Вышитая икона». Создает коллекции костюмов и настенные панно в технике вязания и вышивки по трикотажу исключительно вручную.

С чутким художественным вкусом выполнены вышивки мотивов русских народных промыслов, безукоризненно подобрана цветовая палитра, оригинален замысел и изящен силуэт каждой модели. Яркая творческая фантазия художника покоряет мастерством и вдохновением. Коллекции, созданные по мотивам русского народного костюма («Моя Русь», «Самоцветы», «Лен» и др.), и народных промыслов («Хохлома», «Гжель», «Платочный хоровод» и др.), были продемонстрированы на самых престижных выставках и подиумах: в Кремле,


Администрации президента РФ, Московской Мэрии, Центральном Доме Художника, на концертах, шоу, фестивалях, конкурсах, ярмарках. Пять лет назад она побывала в Забайкалье, на своей малой Родине и «загорелась» идеей передать часть своей коллекции в дар Забайкальскому краю. Каждая ее работа – это произведение искусства, рукотворное чудо, живописное творение. В этом теперь нетрудно убедиться, побывав в Музейно-выставочном центре в Чите, где выставлена и теперь «получила читинскую прописку» частичка ее творчества.

Вячеслав Зайцев: она настоящая кудесница

- Тамара Ивановна, знаем, что Вы занесены в Книгу рекордов Гинесса, как создатель самого большого количества изделий (предметов одежды) в мире, сделанных вручную.

- Да, всего на сегодня 14 коллекций. Это более 150 работ. Некоторые выставлялись даже на Красной площади, в залах Государственного Исторического музея. Здесь, под расписными сводами, наши костюмы смотрелись очень органично, как бы «на своем месте».  Все они вручную связаны спицами и крючком, затем трикотажное полотно я украшаю кружевом и вышивкой. Стараюсь работать по максимуму, если что-то пошло не так, - безжалостно «распускаю», даже если уже сделано много.  Знаю, что не смогу простить себе послабления, даже если это не будет видно. Стараюсь добиваться того, чтобы каждая петелька, каждый стежок передавали весь замысел, все ощущения, красоту  нашей природы и русских традиций.

- Кроме создания коллекций костюмов Вы ведете активную общественную жизнь.

- Приходится пропагандировать этот вид творчества, потому что мало, кто им занимается сегодня, к сожалению. Это дефиле, шоу, где демонстрируем новые коллекции на моделях, проводим с девочками (моделями) творческие встречи со зрителями. У меня прошли две персональные выставки в Центральном Доме Художников, показы храме Христа Спасителя. Приходится давать интервью, участвовать в телепередачах,  ваши коллеги-журналисты сняли фильм.

- Мэтр современной российской моды Вячеслав Зайцев написал, что Вы – настоящая кудесница. Как высоко он  оценил Ваши работы?

- Да, Он отметил, что «сегодня, когда любое открытие в мире моды мгновенно приобретает международный характер, особенно приятно видеть  те работы российских мастеров, в которых они не копируют прошлое, но черпают в нем самобытность». Ему понравилось, что «работы впитали в себя все краски русской природы, что чувствуется влюбленность в историю своего народа, в его творения». Хотя, «пробиться» сегодня в этот самый мир моды стоит больших усилий, - физических, моральных, материальных.

- Что посоветуете начинающим модельерам?

- Проявлять инициативу. Первый конкурс, в котором я участвовала, был организован «Бурдой». За участие в нем я получила приз «За национальный колорит». Затем участвовала во многих конкурсах. И чаще по собственной инициативе. Участие в конкурсе – это и взгляд на то, что делаешь, со стороны, и приобретение очень полезного опыта, и новые идеи, озарения, новые друзья. Я всегда волнуюсь перед каждым показом. Обязательно читаю молитву Оптинских старцев. Помогает.

Родом из Забайкалья

- Тамара Ивановна Вы родом из Забайкалья?

- Да, родилась в Читинской области (станция Даурия). Мой отец был военным, белорус, мать – сибирячка. Моя мама Людмила Семеновна Скаринкина (в девичестве Ушакова) жила в Хилке. Ее отец, мой дед Семен Ушаков был железнодорожником, водил паровозы. Говорят, хорошо рисовал, пел. В 1937-ом его расстреляли как «врага народа». В годы войны мама училась в группе, которую должны были забросить для работы в тылу  фашистов, Но, узнали, что «дочь врага» и отчислили. Остальные девочки тогда ушли на фронт, попали с заданием за линию фронта и …погибли. Так дедушка уже после смерти спас ей жизнь. Мама познакомилась с папой, когда он служил в Забайкалье. Родилась я, потом мы уехали на запад. Но когда дедушку реабилитировали, и семье выдали компенсацию, на нее мне купили аккордеон, и мама отвела в музыкальную школу. Два года я там промучилась, а взрослые удивлялись: «Ну должно же от деда ей что-то достаться». Досталось, но это не музыка. Детство я провела у бабушки в деревне, в Белоруссии. Вспоминаю грубые льняные простыни, домотканые половики, матрасы из соломы, чугунный утюг с угольками. Сейчас я бы все это забрала к себе! В доме всегда было солнечно, на окнах стояли чугунки с цветущими «огоньками». Сады, ульи… и такой простор, который, казалось, принадлежит или бабушке с дедушкой, или никому. Такого простора я уже больше никогда не видела. Знаете, как пахнет свежий бабушкин хлеб, прохладное молоко в жаркий день, миска простокваши на столе, похожая на «крутой» холодец!.. Многое забывается. Но не эти детские впечатления. Все это живет в нас и питает творческие идеи. Тогда, в детстве, я брала свой маленький альбомчик, простой карандаш и убегала за деревню, рисовала дома, цветы, деревья…, но большего значения своим рисунками не придавала.

Рисовать нитками

И до сих пор рисую, этим простым карандашом. Кстати, один журналист спросил меня, почему не красками. Наверное, если бы получилось с ними «подружиться» профессионально, тогда я не «рисовала» бы нитками… В прямом смысле. Ведь, вяжу не только платья, костюмы, но и картины. Заметила, что на выставках при демонстрации костюмов стены остаются пустыми, безжизненными, вот и решила «украсить» их вязаными «фотопейзажами», картинами с орнаментами или «натюрмортами».

- Тамара Ивановна, но по образованию Вы не художник?

- Да, окончила геолого-географический факультет Белорусского университета. И первая профессия до сих пор «кормит». Работала геологом, гидрофизиком, гидрогеологом, считала, что моя жизнь состоялась. Любила путешествовать, ходить в походы, собирать камни. Мне всегда хотелось испытать свои возможности, даже рискнуть. Дети выросли, стали самостоятельными. Как раз пришло время «для риска», попыталась воплотить в жизнь свою мечту. Все, что зарабатываю сейчас (Тамара Ивановна до сих пор работает по специальности, разрабатывает проектную документацию для ремонта глубоких артезианских скважин, - М.М.), вкладываю сюда,  в любимое дело. А вязать начала, когда родились дети, и мне, как и многим, пришлось внести изменения в стиль жизни, к тому же, не хватало денег. Сначала вязала, перевязывала им, потом стала вязать для себя, дальше – больше. Всегда любила народные промыслы, такие как Хохлома и Гжель, русский народный костюм. Однажды случайно купила календарь, где были представлены изделия Хохломы. Я решила связать свитер и расшить его узорами в этом стиле. С этого, наверное, все и начиналось. Дочка удивилась: «Мама, ты с ума сошла?!». Я поняла, что «шагаю» в нужном направлении.

- Как рождается идея новой коллекции?

- Всегда по-разному. У Геннадия Шпаликова есть удивительно стихотворение: «Бывают крылья у художников, портных и железнодорожников, но лишь художники открыли, как прорастают эти крылья». «Непонятно «как», но когда уже «проросли», остановиться – невозможно. Без этого уже не можешь жить. Некоторые коллекции создаются по нескольку лет. Коллекция «Лен» складывалась из ощущения чего-то древнего, еще дохристианского. Как это настроение создать, я не представляла. Купила нитки, смотрю на клубок и ничего не могу понять. Одну, вторую вещь связала, потом только почувствовала, что попала в точку, и – понеслось... Неизменным остается мой «почерк»: весь контур работы вяжу на спицах, а на лицевой стороне - изнаночная гладь и отделка крючком». Хохломская коллекция была первой – мне всегда нравились хохломские изделия, а последняя называется «Моя Русь». После «Хохломы» были «Гжель», «Гжельская майолика», «Платки», «Самоцветы», молодежная коллекция «Природа – это мы». Это двадцать лет моей жизни.

Женское дело

Вязание, спицы в руках - исконно женское рукоделие. У нас в семье не плохо вяжет  и моя дочь Наташа, благо есть для кого (моей старшей внучке Сонечке уже 5 лет, Кристиночке – годик). Увлекался везанием даже сын Олег, но после армии забросил это занятие (кстати, они с женой мне подарили внука, Игорь родился совсем недавно - 6 марта). Когда дети были еще школьниками, приходит наш папа с работы, а мы сидим втроем на диване и у всех спицы в руках… Да, поначалу он относился к моему занятию как «чем бы жена не тешилась», но, когда работы начали выставляться, конечно, очень гордится. Я благодарна Володе за поддержку. Однажды прочитала где-то, что рисунок можно перенести через кальку на трикотажную ткань и таким образом повторить, вышить любой узор. Поняла, что сама могу придумать, нарисовать, перенести рисунок на ткань и вышить. Этот процесс увлек меня необыкновенно. Стала фантазировать, и каждый раз удивлялась, как из ничего получалось что-то особенное, причем чаще всего даже не похожее на то, что придумывалось заранее. Это удивительные ощущения, ради которых можно многим пожертвовать. Можно забыть, что не пил, не ел. К сожалению, пришлось отказаться от частых встреч с друзьями, просто не хватает времени.

– На первых порах было сложно?

– Но и интересно. Конечно, вышивать я училась методом проб и ошибок. Постепенно что-то принимала, а от чего-то отказывалась. Вначале по трикотажу вышивала, используя в качестве основы ткань, но получалось грубо, пришлось отказаться. Однажды очень захотелось вышить георгин. Начала с середины, поэтому чем ближе подходила к краям лепестков, тем мой георгин все больше напоминал воронку – так стягивались края. Пришлось «распустить». Опыт приходил не сразу.

- Тамара Ивановна, Вам удалось сделать так много. В чем Ваш секрет?

- Работаю с утра до ночи. Без выходных. Практически никогда не останавливаюсь. Но главное, что работа – в радость. Не хочется останавливаться. Вяжу из шерсти, хлопка, льна, использую вязаное кружево, для ручной вышивки предпочитаю шерстяные нити.

- Тамара Ивановна, Ваши модели тоже уникальны. Почему Вы подбираете для показа не «худышек», царящих ныне на подиумах, а настоящих русских красавиц, с роскошными женскими формами?

-  Я подбираю моделей под настроение коллекций, ищу славянские лица, чтобы были длинные волосы, косы. Это такая редкость сегодня… Хочется, чтобы люди, которые увидят мои костюмы на моделях, вспоминали все те ласковые слова, которыми величали женщину в прошлых веках влюбленные мужчины: павушка, лебедушка, лапушка, голубушка, сударушка. Наши девочки тоже хрупки, нежны и с кротким взглядом. И иными они быть не могут. А мужчины рядом с такими женщинами становятся лучше, - романтичными, воодушевленными, что ли.

- Дорого стоят услуги профессионалов?

- Не хочется их обижать. Стараюсь дать им возможность заработать на показах. Ищу спонсоров, трачу личные сбережения. Ведь хорошая модель - это тяжелый труд. Иногда девушки уходят. Например, недавно, молодой человек одной из них просто запретил выходить на подиум. В качестве «отступных», в виде спонсорской помощи он предложил 10 тыс. долл.аров. На эти средства мы смогли принять предложение Дома моды Зайцева, провели там показ. Публика была очень благодарной. Зрители снимали коллекцию прямо на мобильные телефоны. Уже через несколько часов эти импровизированные «видеоролики» появились на разных сайтах в Интернете.

Моя Русь

- Тамара Ивановна, у вас есть еще какое-то любимое занятие?

- Стараюсь заниматься как раз тем, что нравится. Сейчас, кроме основного увлечения, времени на что-то другое все меньше. Но, когда были чуть помоложе, мы с мужем очень любили путешествовать по стране. Каждая такая поездка была незабываемой. Хотя, наверное, Карпаты все же занимают особенное место. Там мы познакомились. А еще – Белое море с его удивительными островами и необыкновенными космическими приливами. На Алтае совершенно восхитительные пейзажи: например, обрывается сияющий ледник и сразу – зеленая трава и яркие цветы. Во время похода на Южный Урал, я впервые села на лошадь, причем не на тихую, спокойную, как в городском парке, а дикую, необъезженную. Из походов приезжали уставшие, дорогой шутили, что после такого отпуска не мешало бы еще один отпуск, но впечатлений получали массу. Уже с коллекциями меня приглашали принять участие в культурной программе Кругосветной морской экспедиции «Вокруг света под российским флагом».

- Как бы Вы назвали одним словом все Ваши работы?

- Пожалуй, двумя, -  «Моя Русь».  Искренне переживаю, что многие народные промыслы забываются, исчезают и засоряются, как чистый родник. Мне всегда хотелось создать что-то такое, чтобы было сразу видно: вот идет русский человек!». Хочется показать нашу уникальную природу. Я сочиняю коллекции по временам года. Русская зима отражена в бело-голубой Гжели, весна – в многоцветной ранней Гжели. Лето «расплескано» в русских платках, и не только павлово-посадских. Осень – это, конечно же, Хохлома… Мне хочется, чтобы мы помнили, кто мы, откуда пришли, кто наши предки. И еще, очень важное для меня… я думаю, надо праведно жить, чтобы получить такую привилегию - заниматься творчеством».

- У Вас есть ученики?

- Всегда стараюсь поделиться своим опытом. Во многих журналах вела или веду специализированные рубрики («Наука и жизнь», «Чудесные мгновения» и др), но обучать - это отдельный талант.

- Вам никогда не хотелось открыть свои курсы, школу ремесел, студию, преподавать?

- Во-первых, я считаю, что мне не дано быть преподавателем. Преподавать и создавать – это два совершенно разных дела. Есть и другая сторона. Преподавание сегодня связано с затратами. Нужно помещение, например, и т. д. Кроме того, за обучение придется брать деньги, а вязанием и вышивкой сейчас хотят заниматься далеко не богатые люди. Да и я считаю, что настоящее искусство – это не бизнес. Я говорю не о мире высокой моды вообще. А о своем направлении. Одежда – это  в некотором смысле внешнее выражение внутреннего состояния души человека, культуры нации. Хочется донести эти понятные истины до всех, кто увидит мои работы. Вот сегодня в рамках вашего первого Забайкальского форума «Бизнес и культура – стратегии взаимодействия» мы встречались в Музейно-выставочном центре с девочками, учащимися Читинского профессионального училища №12, которые учатся на швей, портних. Важно, чтобы выбранное ими дело «захватило», чтобы у кого-то из них это было не просто ремесло, но и появилось желание прикоснуться к искусству. А дефиле, которое представили студентки вашего Забайкальского педагогического университета! У девочек горят глаза, им это нравится! Очень хочу, чтобы эти искры творчества разгорались только все ярче.

- Тамара Ивановна, спасибо за Ваше искусство. Ваши костюмы дарят живое добро и силу жизни Ваших золотых рук и чуткого сердца. Наверное, в чем-то и фамилия помогает?

- Добролюбова? Бог дал такую возможность, - заниматься творчеством, но это большая ответственность. Бог заботится о том, чтобы мне помогали люди. И вам большое спасибо, Марина, за помощь в организации поездки и встреч в Забайкалье, Министерству культуры края, - что поддержали эту идею. Рада, что частица меня, часть коллекции «Гжель», теперь останется здесь, на Родине.

Источник:>>>

Марина МЕТЕЛЕВА,

Фото: Анна МЕТЕЛЕВА